Замдиректора ЛКМ Ирина Ключнева: «Возобновление археологических раскопок – это большой стимул для ученых ЛНР»  

Об истории развития археологической науки на Луганщине, уникальных находках ученых и перспективах возобновившихся в ЛНР полевых работ рассказывает заместитель директора Луганского краеведческого музея (ЛКМ) Ирина Ключнева.
 
СЕРЬЕЗНАЯ ШКОЛА
 
– Ирина Николаевна, насколько сильной является археологическая школа Луганщины, как она создавалась и развивалась?
 
– Археологическая школа на Луганщине очень сильная, здесь сохраняются традиции, которые идут еще с дореволюционных времен. Долгие годы считалось, что в нашем крае памятников археологии нет и быть не может. И только случайные находки в дореволюционные годы показали, что все-таки памятники у нас есть – редкие, уникальные и очень интересные.
 
Первые археологические находки в Донбассе связаны с именем Василия Городцова, который исследовал здесь очень много курганов. В эпоху бронзового века еще не было письменности, поэтому мы не знаем, как в те времена народы себя называли. И именно Городцов предложил археологическую периодизацию по типу погребальных комплексов. Исследуя курганы, он выделил несколько типов погребений: ямные, катакомбные и срубные. Народы, жившие в то время и хоронившие каким-либо из этих способов, получили условные названия ямной, катакомбной и срубной культурно-исторических общностей. Эта периодизация используется до сегодняшнего дня.
 
Однако Городцов в большей степени работал на территории современной ДНР. А вот его ученик Сергей Локтюшев вел раскопки именно на территории нашего края. Это были первые стационарные масштабные исследования курганов. С 1917 года практически до начала Великой Отечественной войны Локтюшев целенаправленно занимался такими исследованиями и изучением памятников палеолита на территории нашего региона.
 
Была еще целая плеяда археологов, которые изучали памятники каменного века. Помимо этого, целый ряд ученых занимался именно курганными древностями. Это Константин Красильников, Сергей Санжаров и многие другие. На территории нашего региона работал уроженец Красного Луча Станислав Братченко, который создал собственную методику археологических исследований, его наработками мы пользуемся и по сей день.
 
У нас в крае отношение к археологии всегда было уважительным, почтительным. До 2014 года на Луганщине существовали равноценные по своим базам и открытиям научные центры. В Восточноукраинском университете (ныне Луганском государственном университете (ЛГУ) имени Владимира Даля) его возглавлял Санжаров. В Луганском национальном университете имени Тараса Шевченко (ныне Луганский государственный педагогический университет (ЛГПУ) – это школа Красильникова. В Алчевске работала центральная Донецкая археологическая экспедиция под руководством Юрия Бровендера. Последняя занималась в большей степени металлургической базой нашего региона, ее становлением и развитием в давние времена. В своих исследованиях Бровендер пытался доказать, что еще в древности «срубники», которые жили в период бронзового века, не просто добывали в нашем регионе руду, а здесь ее целенаправленно обрабатывали, весь цикл происходил именно здесь. То есть, это были не привозные изделия из бронзы, а изготовленные в нашем регионе.
 
КЛАДЫ ЛУГАНСКОЙ ЗЕМЛИ
 
– Какие находки на территории нашего края были наиболее интересными?
 
– Их было много в разные времена. К примеру, в селе Павловка Старобельского уезда в 1823 году было найдено погребение эпохи Сасанидов (династия персидских правителей, правивших в Сасанидском Иране с 224 по 651 годы). В нем находились две серебряные чаши, кувшин с изображением Сенмурва (один из популярных персонажей зороастрийской мифологии и искусства Сасанидов – собака-птица с рыбьим хвостом) и »древа жизни», а также деревянное седло. Судьба этих находок отражена в рапорте от 11 января 1855 года, где чиновник Керченского музея Лазаревский сообщает министру уделов графу Перовскому о результатах своей поездки по губернии. Будучи здесь, Лазаревский узнал, что у помещика Лайко хранится замечательный кувшин, найденный крестьянином во время вспашки одного небольшого кургана вместе с двумя серебряными чашами и деревянным седлом. К этому рапорту приложены пять фотографий кувшина. В документе также говорится, что 1 февраля 1896 года эта реликвия была временно принята для фотографирования в государственную императорскую археологическую комиссию. Потом кувшин стал собственностью великого князя Алексея Александровича. В дальнейшем сосуд, обнаруженный на территории нашего края, был подарен Эрмитажу, и до сегодняшнего дня является украшением фонда знаменитого музея.
 
В 1872 году в том же районе, в слободе Лимаревка, местными крестьянами были найдены удивительные серебряные вещи. Наш край является своеобразным связующим коридором между Азией и Европой.
 Видимо, кто-то из послов получил в подарок сасанидское серебро и возвращался по этому коридору на родину, в Европу. В результате каких-то невзгод в пути этот человек умер и был похоронен в кургане у слободы Лимаревка. А подаренные ему вещи были положены в его могилу. Это уникальные серебряные сосуды – так называемая сасанидская торевтика (искусство производства рельефных художественных изделий из металла). К примеру, на одном из кувшинов было четыре изображения женщины с птицами и различными предметами в руках. Таких сосудов осталось очень мало, практически все они ушли в переплавку. Так что это действительно очень редкая находка.
 
Чаще всего на территории Луганщины встречаются сарматские древности, а также печенежские и половецкие захоронения. В фондах нашего музея хранится уникальное каменное изваяние, в своем роде единственное из тех, что обнаружены на всей территории обитания половцев. Это изображение женщины с ребенком на руках. Оно уникально тем, что и у самой женщины, и у ребенка выражены признаки пола. Это – символ продолжения рода, материнства, женского начала. И найдена эта реликвия на территории нашего региона, у села Чернухино.
Вообще Константином Ивановичем Красильниковым собрана целая коллекция каменных изваяний, найденных на нашей земле. В большинстве своем они были обнаружены южнее Северского Донца, это юг бывшей Луганской области, сейчас – практически вся территория Луганской Народной Республики. Скорее всего, это была какая-то священная для половцев земля, земля их предков, где они оставляли свои могилы. Мы гордимся тем, что Красильников создал целый парк-музей каменных изваяний, расположенный на территории ЛГПУ и хорошо известный жителям и гостям города.
 
Коллекция Луганского краеведческого музея насчитывает более 60 тысяч археологических экспонатов. Даже среди, казалось бы, обычных глиняных сосудов есть просто уникальные по своей орнаментации. На базе материалов, найденных на территории нашего края, выделяется донецкая катакомбная культура – это те особенности, которые присущи именно нашему региону. Есть уникальные экспонаты, связанные с захоронениями киммерийцев, мы нашли очень интересное сарматское погребение воинов, где были обнаружены изделия из белого и желтого металлов: пряжки, упряжь, воинское снаряжение. Все это представлено в экспозиции музея »Наш край в древности».
 
НОВЫЙ ЭТАП
 
– Получается, на территории Республики есть что искать, и есть кому искать. Тем не менее, полевые работы археологов в 2014 году были приостановлены?
– Да, события 2014 года, к сожалению, привели к приостановке таких работ на нашей территории. Это стало опасным, ведь необходимо проводить разведки, инвентаризацию памятников, работать на открытой местности, а вокруг – осколки, снаряды, растяжки… И археология, которая всегда была одной из самых мирных и романтических профессий, стала совсем небезопасной.
– Сейчас ситуация изменилась?
– Очень важным и серьезным шагом для нас стало принятие Народным Советом закона »Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) Луганской Народной Республики». Это позволило организовать первую послевоенную археологическую экспедицию – официальную, на основании всех необходимых документов, открытых листов на проведение полевых работ, выданных в ЛНР. Уже есть механизм проведения таких работ: куда обращаться, с какими документами, функционирует специальная межведомственная комиссия при Министерстве культуры, спорта и молодежи ЛНР, которая выдает открытые листы. Так что для археологов Республики начался новый, очень важный этап.
– Где проводятся работы, кто принимает в них участие?
– Работы ведутся в Лутугинском районе, у поселка городского типа Георгиевка, где строится животноводческий комплекс. В зону строительства попали 14 курганов. Два из них начал исследовать Луганский краеведческий музей, первые открытые листы получили наши коллеги – старейший археолог музея Игорь Шестаков и представитель молодого поколения Ольга Хромова, которая под руководством старших коллег учится проводить археологические исследования. Право на открытый лист сейчас имеют еще Константин Красильников, Сергей Санжаров и я. Наша задача – воспитать смену, новое поколение археологов. Поэтому мы передаем свой опыт и знания молодым коллегам в надежде, что они продолжат традиции и будут так же чтить и оберегать культуру нашего края.
К сотрудникам Луганского краеведческого музея присоединились несколько энтузиастов, которые увлекаются археологией, а также представители ЛГУ имени Даля. В целом группа включает в себя 17 человек.
Работы начались 16 апреля. Уже проведена разведка курганов, выполнена разметка, вырыты траншеи, и сейчас с помощью техники мы исследуем эти курганы. Так что впереди еще большая работа.
Первые официальные раскопки проходят, конечно, сложно: мы приводим нормативно-правовую базу в соответствие с практикой, учимся, разрабатываем свою методику, механизмы этих раскопок. Но самое главное, что процесс пошел. Последние археологические экспедиции Луганского краеведческого музея были в 2010 году, после этого мы практически никуда не выезжали. Так что возобновление исследований – это новый толчок, новый стимул для наших ученых.
– Что вы надеетесь найти в результате работ?
– Это погребения эпохи Бронзы, и для нас важно воспроизвести быт людей той эпохи, узнать, чем они занимались, какие у них были верования, какие погребальные комплексы, что для них было важно. Мы уже нашли в одном из курганов кромлех (древнее сооружение, представляющее собой несколько поставленных вертикально в землю продолговатых камней, которые образуют одну или несколько концентрических окружностей). У язычников такой круг считался своеобразным оберегом, охраняющим от злых духов. В те древние времена люди, по всей видимости, тоже поклонялись разным божествам, связанным с природой. Скорее всего, этот круг – символ Солнца.
Что еще обнаружится – покажет время. Надеемся найти предметы быта, погребальных обрядов, какие-то сосуды, возможно, изделия из бронзы. Но даже если их не будет, все, что найдем – интересно. В любом случае начало таких работ – это очень большой шаг вперед.
– Вы планируете исследовать все 14 курганов?
– Нет, все музей просто не сможет исследовать, это нереально. Для этого потребуется очень много времени и трудозатрат. В этом году планируется исследование нескольких курганов, и сейчас музей взялся за два из них. Эти работы относятся к срочным, спасательным, поскольку связаны со строительством. Для масштабных научно-исследовательских работ нужно, прежде всего, восстановить базу. Музей более 10 лет не исследовал курганные древности, мы очень давно не выезжали в поле. Вузы работали немного дольше, у них была такая возможность. Так что необходимо и восстановить базу, и подготовить специалистов. Ведь даже на расчистку приглашаются люди и заинтересованные, и умеющие это делать. Необходимо и оборудование, которое за эти годы поизносилось. Так что будем потихоньку налаживать эту работу.
В БУДУЩЕЕ – С НАДЕЖДОЙ
– Вузы ЛНР готовят специалистов-археологов?
– К сожалению, нет, их и раньше готовили только крупные университеты, где были кафедры археологии. Наши специалисты – это, в основном, историки, у которых была археологическая практика. Я сама выпускница Ворошиловградского педагогического института, азам археологической науки училась у Константина Ивановича Красильникова, а потом получала опыт в различных экспедициях. Мы ездили по всему Советскому Союзу, исследовали древние курганы в Дагестане, древние могильники в Болгарии. И я так увлеклась этой удивительной наукой, что в конце концов она стала делом моей жизни.
– На территории Республики еще много неисследованных памятников археологии?
– В Республике на государственном учете находится 2 933 объекта археологии. Сейчас мы пытаемся провести инвентаризацию памятников археологии хотя бы в кабинетном формате: посмотреть наличие памятников, состыковать их с картами, привести в порядок документацию, обозначить приоритеты при исследовании того или иного объекта. Выезды к памятникам пока не проводим, этот вопрос остается открытым, но мы надеемся, что когда-нибудь он будет решен. Это очень важно для нашего края, ведь это наша история, наше прошлое, которое мы просто обязаны знать.

15.05.2021 - 15:14