НЕДЕЛЯ ГЛАЗАМИ ЭКСПЕРТА: Бесполезный алгоритм, заблокированные меры и точки на линии

Своим видением событий прошедшей недели, так или иначе связанных с Луганской Народной Республикой, с ЛИЦ делится военный эксперт, общественный деятель, подполковник запаса Народной милиции ЛНР Андрей Марочко.

НА ЛИНИИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ

Минувшая неделя, несмотря на договоренности о дополнительных мерах контроля действующего режима прекращения огня, для жителей Луганской Народной Республики прошла неспокойно, обстановка на линии соприкосновения остается по-прежнему стабильно напряженной. По данным наблюдателей представительства ЛНР в СЦКК, боевики вооруженных формирований Украины осуществили 13 обстрелов нашей территории с применением запрещенных Минскими соглашениями 82-мм минометов, гранатометов различных типов, стрелкового оружия, в том числе крупнокалиберного.

Всего с 00:00 часов 21 июля 2019 года режим всеобъемлющего устойчивого и бессрочного прекращения огня со стороны вооруженных формирований Украины был нарушен 611 раз, из них 187 – после вступления в силу допмер; 26 защитников Республики погибли, 18 получили ранения. Среди мирного населения 5 человек погибли, 30 получили ранения, повреждены 152 объекта гражданской инфраструктуры.

БЕСПОЛЕЗНЫЙ АЛГОРИТМ

Итог состоявшейся 19 апреля видеоконференции политсоветников глав «нормандской четверки», провести которую так жаждал Киев, оказался предсказуемо безрезультатным. За три часа переговоров не то что не смогли начать обсуждение политической части вопросов урегулирования, но и ни на шаг не продвинулись в сфере безопасности. Украинская сторона отказалась обсуждать предложения России по механизму предотвращения эскалации на линии соприкосновения и способов привлечения к ответственности виновных в нарушении перемирия.

Казалось бы, те кто постоянно заявляет о неких «российских наемниках», стреляющих по украинским войскам, должны в первую очередь быть заинтересованы в идентификации и наказании нарушителей режима прекращения огня. Однако именно украинская сторона отказывается не только выполнять такие процедуры, но и даже формализировать и письменно закреплять их. Наверное, все потому, что Киев прекрасно осведомлен о реальном положении дел на линии соприкосновения, куда сам и направляет приказы на обстрел Республик.

На фоне пессимистичных комментариев об итогах переговоров украинские представители понаделали заявлений об «удивительно конструктивной» дискуссии, результатом которой стало поручение разработать в рамках подгруппы по безопасности Контактной группы дополнительные меры по ужесточению контроля за соблюдением режима прекращения огня. Глава офиса преЗЕдента Андрей Ермак рассказал о некоем якобы поступившем от ФРГ предложении согласовать обращение политсоветников лидеров «нормандской четверки», в котором бы приветствовалась очередная приверженность допмерам по контролю «режима тишина», принятым еще в июле прошлого года. Однако кроме Ермака об этом не сказал никто из представителей участвовавших в переговорах сторон, поэтому, скорее всего, Ермак просто рассказал о своем же предложении, которое не было принято. После чего рассказал о договоренности политсоветников «на следующих заседаниях продолжить работу над согласованием кластеров, которые призваны обеспечить выполнение Минских договоренностей». То есть, вновь повторил давно известный алгоритм действий украинской делегации: «Договариваться продолжать договариваться».

ЗАБЛОКИРОВАННЫЕ МЕРЫ

На следующий день после видеоконференции политсоветников состоялось внеочередное заседание подгруппы по безопасности Контактной группы. С инициативой ее созыва еще до переговоров представителей «нормандской четверки» выступила ДНР, в зоне ответственности которой резко обострилась ситуация на линии соприкосновения. На фоне сделанных сутки назад заявлений представителя Киева была слабая надежда на конструктивный диалог, но существенных и прорывных результатов достичь так и не удалось.

Стороны впервые за долгое время смогли провести предметное обсуждение предложений Республик Донбасса и Украины по уточнению координационного механизма, предусмотренного допмерами по контролю режима прекращения огня. По некоторым аспектам, которые изначально совпадали в предложениях Республик, направленных 7 апреля, и Украины, представившей их 10 апреля, даже удалось достичь согласия. Но как только дело дошло до практических моментов, все вернулось на круги своя.

Украиной остаются заблокированы шесть из семи пунктов допмер, следовательно, ни о какой деэскалации говорить не приходится. В очередной раз под видом усовершенствования координационного механизма украинская делегация попыталась нивелировать все его практические аспекты и превратить в декларативный документ без какой-либо функциональной нагрузки. В довесок, чтобы показать жителям «незалэжной» мифическую «перемогу», представители Киева вновь попытались принять пустозвонную популистскую декларацию «о приверженности к режиму полного и всеобъемлющего прекращения огня». Украина вновь вместо практической работы вновь начал горланить пустые лозунги, и это уже стало трендом деятельности киевских представителей.

Также закономерностью уже стала и не имеющая отношение к реальности трактовка со стороны Киева результатов работы. Советник главы украинской делегации на переговорах Алексей Арестович сообщил о якобы имевшей место плодотворной дискуссии с российской делегацией. При этом Карамелька, как это принято у заправских извращенцев, перевернул все к лесу передом, заявив, что за основу новых мер контроля перемирия был взят именно украинский проект документа.

Оставим это на отсутствующей совести трансвестита и его старших политических товарищей. Пусть считают, что то, что представители Донбасса предлагали на каждом заседании, было гениальной идеей, порожденной разумом наследников «великих укров». Главное, чтобы они наконец-то подписали соглашение и выполняли его. Для нас главное — мир. А чьи это заслуги — мы и так знаем.

ТОЧКИ НА ЛИНИИ

ПреЗЕдент Украины в начале недели записал видосик, в котором предложил президенту России Владимиру Путину провести встречу в «украинском Донбассе». Причиной появления очередного стендапа, представлявшего собой фарш из клише, банальщины и потока сознания, стало понимание того, что все попытки Киева привлечь на свою сторону НАТО, США и Европу в борьбе с «российской агрессией» провалились: страны «развитой демократии» традиционно заявили о поддержке «европейской державы», но от реальной помощи в политической и оборонной сфере фактически уклонились.

В ответ на это Путин заявил о том, что, если украинский президент хочет обсудить двусторонние отношения, то его готовы принять в Москве, однако, «если речь идет об обсуждении проблем Донбасса, то тогда в первую очередь руководство Украины должно встречаться с руководителями Республик, ЛНР и ДНР».

Главы Народных Республик Леонид Пасечник и Денис Пушилин заявили о готовности встретиться с украинским руководителем в любой точке на линии соприкосновения. Пушилин даже предложил Зеленскому альтернативный вариант на случай, если преЗЕденту «не хватит отваги» приехать на передовую: провести публичные онлайн-дебаты.

Увы, отваги президенту «незалэжной» не хватило даже на то, чтобы ответить. За него это сделали члены свиты и представители Киева на Минских переговорах, однозначно заявившие, что Зеленский в Москву не поедет, и промямлившие традиционное предложение о проведении встрече в некой «нейтральной стране». При этом возможность встречи преЗЕдента с руководителями ЛНР и ДНР отвергли начисто.

Также отрицательно в Киеве отреагировали и на предложение замруководителя администрации президента РФ Дмитрия Козака, представляющего Россию на переговорах политсоветников глав «нормандской четверки». В письме, направленном коллегам из Франции, Германии и Украины после безрезультатной видеоконференции советников Н4, Козак предложил провести очередные переговоры «непосредственно в зоне конфликта с участием представителей Украины и Донецкой и Луганской Народных Республик с целью подготовки объективных и максимально профессиональных решений по достижению мира».

Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк витиевато высказался в том духе, что «предложение Дмитрия Козака о проведении своего рода «смешанных» переговоров на Донбассе с участием представителей Франции, Германии, Украины, России и несубъектных в юридическом смысле лиц из ОРДЛО» может «размыть саму идею переговоров». «Карамелька» Арестович проверещал про то, что Киев якобы готов «встречаться с Россией, Германией и Францией в любой точке Донбасса, в том числе на линии разграничения», а на переговоры с Республиками Донбасса не готов. И вообще, «никаких непризнанных республик не может быть ни в Минском, ни в «нормандском формате».

Напомню, что Минские соглашения предусматривают прямой диалог между сторонами конфликта. Более того, в них прописано, с кем Киев должен вести переговоры — с представителями Донбасса. Однако Киев продолжает избегать диалога или делать вид, что таких контактов не существует в принципе. Пытаясь втянуть в конфликт Россию, власти Украины постоянно твердят о том, что они общаются только с представителями РФ, хотя на деле, при возникновении насущных проблем, таких как организация обменов пленными или оплата потребленных ресурсов, решают вопросы именно и непосредственно с представителями Республик.

Такой дуализм объясняется просто: если Киев в рамках обязательств начнет прямой диалог с Донбассом, то для него это станет политической катастрофой. Потому что украинские власти таким образом признают то, чего не хотят признавать столько лет: в стране идет гражданская война, в которой киевские силовики воюют с народом, а не мифическими «российской армией» и «пророссийскими наемниками».

В этом ярко проявляется вся лицемерная и лживая политика Украины. Руководство Республик ради мира готово даже пойти на некоторые уступки, но в украинском руководстве мир в Донбассе мало кого волнует, там думают лишь о политических дивидендах и собственном обогащении.

25.04.2021 - 15:30