Участник Дебальцевской операции Владимир Кулик: «Жертвы мирных людей аукнулись украинским карателям катастрофой»

В дни шестой годовщины окончания Чернухино-Дебальцевской операции своими воспоминаниями с ЛИЦ делится участник этих событий Владимир Кулик.

ГОРОД-ГЕРОЙ ОДЕССА

Родился в 1959 году в Городе-Герое Одессе. Окончил местный политехнический институт, по окончании работал в УкрНИИСиП (Украинский научно-исследовательский институт станков и приборов). Инженер-станкостроитель, научный сотрудник. Занимались разработками, основным направлением работы был, разумеется, советский ВПК (военно-промышленный комплекс).

С развалом СССР работа закончилась. Основная форма деятельности родного НИИ сегодня – аренда помещений. Занимался бизнесом: строительство, обслуживание автомобилей.

КУЛИКОВО ПОЛЕ

События Русской весны стали ответом на государственный переворот, осуществленный на Майдане. Мы в Одессе поднялись против киевской хунты: все прекрасно понимали, к чему все это приведет. На одесском Куликовом поле, самой большой исторической площади нашего города, напротив Дома профсоюза был разбит палаточный городок. Мы собирались, высказывались и делились мыслями. Это был сугубо мирный протест, хотя присутствовали и шествия, и различные акты неповиновения. Но никакого насилия, криминала, подготовки к бунтам, беспорядкам или чего там нам еще теперь приписывают украинские силовики и власти.

ДОМ ПРОФСОЮЗОВ

Что же касается наших оппонентов, то да, они как раз готовились. Вечером 30 апреля, когда я возвращался с митинга, меня подкараулили толпой человек пять-шесть и жестоко избили бейсбольными битами. Четверг 1 мая я не помню: находился в реанимации с черепно-мозговой травмой, переломом носа, двух ребер и ушибами по всему телу и конечностям. Очнулся где-то через сутки. Как раз когда начались события в Доме профсоюзов, я только пришёл в себя.

И вот тут начали поступать участники событий и пострадавшие в Доме профсоюзов. Мы встречали их в больнице, и несмотря на то, что сам был с ЧМТ, помогал их вывозить, ибо к нам поступали сведения, что их будут арестовывать. Когда поступали сведения, что вот-вот за кем-то должны прийти, я превозмогал себя, на своей машине вывозил этих ребят, прятали их, потом мы их переправляли в Приднестровье. Жена тоже участвовала.

ОСВОБОЖДЕН ПРО ОБМЕНУ

Так долго продолжаться не могло, и я ушел в подполье, на нелегальное положение: точно знал – меня ищут. Отсидеться не получилось. Брала меня «Альфа» (группа центра специальных операций по борьбе с терроризмом, спецподразделение Службы безопасности Украины), причем не одесская, а львовская. При аресте очень жестко приняли – избили так, что месяца два потом в камере еле передвигался. Находился в следственном изоляторе СБУ три месяца.

26 декабря 2014 года произошел обмен под Донецким аэропортом. Поскольку запрос на одесситов отправлял Луганск, мы приехали сюда. Нас было 18 человек из Одесского СИЗО — участники различных движений и событий на Куликовом поле.

ПОЗЫВНОЙ «ОДЕССА»

В нашем политехническом институте была военная кафедра, и по окончании вуза я получил офицерское звание. Этот опыт пригодился: чуть отлежавшись в больнице, уже 2 января 2015 года я поступил на военную службу в Народную милицию ЛНР. Направили в отдельную штурмовую роту. Служил оператором-наводчиком БМП (боевая машина пехоты). Специалистов не хватало, а я помимо офицерского звания всю жизнь занимался транспортом. Вот оно и пригодилось, все одно к одному. Сослуживцы нарекли позывным «Одесса», но меж собой обычно звали «дядя Вова»: я же большинству ребят в отцы гожусь.

Под Дебальцево выехали с 18 на 19 января 2015. По легенде, мы выдвигались на трехдневные учения, но при этом было распоряжение загрузить полный боекомплект. Понимая по этой команде и еще целому ряду сопутствующих признаков, что происходит на самом деле, я сразу сказал ребятам: «Это не учения, давайте все свои данные — контактные телефоны своих родных, близких – все записывайте на бумажку и сдайте мне!» Мол, в казарме все будет лежать у меня под подушкой, чтобы все знали, где кого искать, если что случится.

ЗАПАДНЯ ПОД САНЖАРОВКОЙ

Одно из наиболее запоминающихся события произошло 22 января, когда мы в составе сводной колонны получили приказ на выдвижение в район Санжаровки. Стояла задача перекрыть трассу снабжения группировки украинских войск боеприпасами и продовольствием.

Не знаю, по какой причине это произошло, но мы попали в западню: все было заранее подготовлено, пристреляно, минометные батареи работали по нам с трех сторон, а сигналом к началу попытки нашего уничтожения послужил подрыв танка на противотанковой мине.

По всей видимости, подрыв произошел незапланированно, и ВСУ взяли фальстарт: мы не втянулись до конца в тот котел, что нам подготовили. Пройди мы еще метров 700-800 дальше, ну, максимум километр, то, наверное, мы бы оттуда уже не вышли. Но Бог миловал: мы сумели оказать сопротивление, подавить огневые точки противника, сгруппироваться и выйти из горловины. Жалко, ребята погибли, и наши, и танкисты: это сводная колонна была, и в передовом танке сгорел экипаж.

Когда ВСУ начали минометный обстрел, то нам пришлось прикрывать отход ребят огнем. Кроме того, с украинской стороны еще работали снайперы. И лишь под нашим огневым прикрытием наши ребята смогли выйти, уйти. В целом отделались малыми потерями, но оставили много техники: людей не так много потеряли, хотя гибель каждого, сами понимаете…

СПАСТИ МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ

В целом, конечно, мне под Дебальцево везло. Правда пришлось сменить «коня». На первой БМП отказала коробка передач при переходе, мы ее вытянули, но она была слишком сильно повреждена в ходе боевых действий. Пересел на вторую, и с ней прошел всю операцию.

Особо запомнились бои в Веселогоровке. Там очень сильно обстреливали. В результате огневых налетов мы несли потери, наша артиллерия тоже отвечала, но все равно нам прилетало, ребята гибли. Что уж за местных говорить?! Мы помогали мирным жителям Веселогоровки при обстрелах, приходилось их поддерживать, забирать к себе. Мы подготовили укрытия: в развалинах соседней деревни нашли глубокие каменные погреба, мы их отрыли, укрепили и там прятали мирных жителей. Кормили всех этих людей из нашей полевой кухни — делились котловым пайком.

КАК АУКНУЛОСЬ

За все приходится платить. Наши жертвы и муки мирных жителей аукнулись ВСУ и остальным украинским карателям – это стало для них катастрофой. Концовка Дебальцевской операции была настоящим украинским разгромом.

В само Дебальцево мы не входили, перерезали пути отхода всушников. Из Дебальцево ведут всего две дороги, по которой они могли прорваться. Одну дорогу прикрывала бригада «Призрак», а другую – мы. Когда ВСУ, что называется, побежали, то встретили их массированным минометным огнем, потом подключились (реактивные системы залпового огня) «Грады», они развернулись и по полям дали драпака. Но куда там, кто же их, болезных, просто так отпустит?! Вэсэушники бросали все – технику, оружие, но все равно несли тяжелые потери.

ОГРОМНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

В целом, на мой взгляд, Дебальцевская операция имела огромное значение для Республик Донбасса.

Во-первых, был создан протяженный коридор между Донецкой и Луганской Республиками.

Во-вторых, что также очень важно, украинские войска поняли, что воевать бесполезно. Думаю, Минские соглашения спасли украинскую армию. В тот момент ВСУ были полностью деморализованы, их армия сломлена, и можно было дойти и до Киева. Однако самое главное — мы тогда победили, и они это запомнили. Остальное оставим политикам.

***

Подразделения Народной милиции ЛНР и Минобороны ДНР 23 января 2015 года начали активные действия по ликвидации Дебальцевского плацдарма, занятого киевскими силовиками. 18 февраля власти ДНР объявили об освобождении Дебальцево от украинских карателей. 

16.02.2021 - 13:00