«Афганец» и участник Дебальцевской операции Виктор Кабанюк: «Вот такие у меня две войны за плечами»

В День вывода советских войск из Афганистана и перед шестой годовщиной окончания Чернухино-Дебальцевской операции своими воспоминаниями с ЛИЦ делится воин-интернационалист, боец ополчения и военнослужащий Народной милиции ЛНР, участник штурма Дебальцево Виктор Кабанюк.

ЛУГАНСК – КАБУЛ

Коренной луганчанин с обычной советской биографией: садик, школа, ПТУ №26 на Курчатова, где получил специальность электромонтажника. Параллельно готовился к службе, как и большинство сверстников, мечтал о голубом берете. Занимался самбо, легкой атлетикой, в 16 лет занялся парашютным спортом, получил первый разряд.

Повестка пришла в 1981 году. Знал, что еду в Афганистан, так и вышло. КИБ (курсы молодого бойца) проходил в Лосвидо под Витебском. Три с половиной месяца с утра до ночи: стреляли два раза в сутки — утром и вечером, дневной пробег минимум 30 км. Окончил курсы старшим разведчиком и меня сразу оправили в Кабул.

317-й ГВАРДЕЙСКИЙ

Служить попал в разведроту 317-го гвардейского парашютно-десантного полка знаменитой 103-й гвардейской «Витебской» парашютно-десантной дивизии. Вот с весны 1982-го и прослужил там полтора года до самого дембеля. Рота, кстати, у нас была легендарная, она дала Родине двух героев Советского Союза: Николая Чепика и Александра Мироненко. Парни погибли, но навечно зачислены в списки части.

Располагались мы непосредственно в Кабуле на территории дворца Амина. Первый год жили в палатках, а на второй выстроили блочные домики. Достаточно часто приходилось участвовать в самых различных боевых выходах, включая две Панджшерские армейские операции.

АЛМАЗНЫЕ ШАХТЫ

На Панджшерской операции осенью 1982 года наша разведрота получила задание скрытно разведать алмазные шахты и провести туда советских геологов. Мы аккуратно провели их, что называется, просочились без единого выстрела. Наши геологи все посмотрели, оценили. Также незамеченными мы их вывели назад и сопроводили до пункта дислокации.

ЗУБ ДРАКОНА

После нас кинули на штурм высоты «Зуб Дракона», до этого ее неделю не могли взять. Это гора в 3100 метров над уровнем моря – господствующая высота, где развернулся усиленный наемниками «духовский» пост охранения. На штурм кинули нашу разведроту, да в помощь собрали еще два взвода, человек 30 дополнительно. С вершины хорошо просматривалась и простреливалась вся местность по ущелью Хисарак до самой Панджшерской долины и близлежащих кишлаков. Но вот что творилось у них под самым носом, им видно было плохо – мертвая зона. Этим мы и воспользовались: скрытно подошли на расстояние рывка и буквально одним налетом, я даже автоматный магазин до конца не высадил, сбросили «духов» с опорного пункта. Они не выдержали стремительного штурма и отошли вместе с наемниками, а мы сразу закрепились на этой горке.

Ночью думал «дуба дадим» и примерзнем к камням. Мы-то шли скрытно, налегке, только автоматные рожки и гранаты. Гора высоченная, ишаки до определенной высоты поднялись и встали, а дальше надо уже незаметно просачиваться. У нас не было ни спальников, ничего. Снег там не таял даже летом. Вертолет тоже сесть не мог. При штурме один наш солдат подорвался на мине – ему оторвало ступню. Так мы минут 40 на плащ-палатке по очереди несли его вниз до площадки, где бы мог сесть вертолет. Мне потом медаль «За Отвагу» дали за эту горку.

МИМО ЧЕРНОБЫЛЯ

Уволился осенью 1983-го, вернулся в Луганск и через месяц устроился в пожарную охрану. В последствии закончил Черкасское пожарно-техническое училище. В 1984-м родился сын, а в 1986-м — двойня, тоже мальчики. Тут же, как раз, в самом разгаре чернобыльская эпопея. Мой начальник, хороший мужик, говорит: «Ты давай, детей воспитывай!» Вот так и пронесло меня мимо Чернобыля. Служил потом до самой пенсии в 1999-м. После занимался строительными работами, монтажом.

РУССКАЯ ВЕСНА

С началом Майдана, а следом и Русской весны, мне никакого выбора делать не пришлось. Оба мои деда пали в Великую Отечественную войну. Один под Сталинградом, второй под Кенигсбергом. Даже похоронки остались. Разворачиваешь, читаешь, аж слезы наворачиваются. Сам в Афгане всегда говорил, что я с Донбасса, какая там Украина?! Когда началась та война, деды пошли на фронт и погибли, сражаясь с фашизмом. И как я могу сидеть на диване, когда в мой дом опять пришли фашисты?! Так с самого начала этих всех событий я и пришел в ополчение.

ВДВ-ДШБ

Еще на баррикадах «афганцы» и десантники собрались в батальон «ВДВ-ДШБ» (в последствии — Станично-Луганский батальон «ВДВ-ДШБ») у Сережи Сивака (впоследствии командир третьего Станично-Луганского батальона десантно-штурмовой бригады ВДВ полковник Народной милиции ЛНР Сергей Сивак – примечание ЛИЦ).

Летние бои застал в основном на Станично-Луганском и Новосветловском направлении. Стояли на горке на Станице, казаки стояли справа, мы же на мосту и на подъеме с левой стороны. Потом нас сменили, мы ушли на Хрящеватое, а за ним на бугре перед Новосветловкой еще одна наша позиция располагалась.

ОКРУЖЕНИЕ ПОД ХРЯЩЕВАТЫМ

Там как-то попали в локальное окружение, нас в тот раз по развилке-бабочке обходили бойцы ВСУ с Новосветловки. Нам надо отходить: мы оружие собрали, наши парни отъехали, а мы решили на легковушке проскочить. Только выезжаем перед спуском, а нам навстречу БТР и БМП «укропов». У нас гражданская машина, они не поняли сначала, но у нас сзади из багажника торчит (смеется). Хорошо, что они по нам со стрелкового оружия поначалу врезали, а не сразу с тяжелого. Колеса прострелили, мы кое-как проскочили, уперлись в конеферму и, бросив разбитый в хлам автомобиль, вчетвером через поля ушли пешком. Буквально через несколько дней мы выбивали «укропов» из Новосветловки.

ДЕБАЛЬЦЕВСКИЕ ДОБРОВОЛЬЦЫ

После летних боев нас переформировали в Народную милицию. Мне уже тяжело было бегать в бронежилете: он ведь 16-20 кг теперь весит, не то, что у нас в Афгане, а у меня смещение межпозвоночных дисков. Ну, что делать, думаю, опять армия. Давай в обмо (отдельный батальон материального обеспечения), служил вместе со своим афганским братом-десантником Игорем Вочкановым.

Когда все началось под Дебальцево, собирали добровольцев. Из батальона нас 70 бойцов набралось.

Там, конечно, не просто было, что там говорить… Особенно когда укрепрайон брали, прочесывали Дебальцево, шли группами и выдавливали ВСУ из района. Первый день нас было 70 человек, на второй день уже 33. Мы только заходим в Дебальцево, разбились на три группы по 11 человек. Выдвигаемся — обстрел, у нас сразу один убитый и четверо раненых наших, а мы еще ничего не сделали. Такая война.

ВРАЖЕСКИЕ СНАЙПЕРЫ

Снайпера ВСУ досаждали. Помню, как наш зампотех и «афганец» из «полтинника» (350-й гвардейский парашютно-десантный полк в составе 103-й гвардейской воздушно десантной дивизии) Женя Михайличенко на моих глазах погиб. Мы в тот раз поняли, где примерно снайпер засел. Женя только гранатомет поднял, как его сразу снайпер из СВД (снайперская винтовка Драгунова) в голову снял.

В другой раз случай был. У нас не хватало гранатометчиков. Ладно, мы старые-битые: я раньше с РПГ-7 (ручной противотанковый гранатомет) раз десять стрелял, Саша Долженков – больше, вот и говорит, мол, я буду первым номером, а ты вторым. Идем, значит, за снайпером к нашему Саше Пластунову. Там вроде двухэтажный дом, снайпер сидит, не поймем откуда именно «лупит», зараза. Ну да ладно, заряжаем термобарический заряд, залазим на второй этаж дома напротив. Саня прицеливается и «бахает» через дорогу. И в это самое время под нами пролетает БТР с нашими казачками, сидящими наверху. И вот над их головами проходит наша граната. Они решают, что это им – разворачивают башню и по нам так врезали от души, что весь косяк дома срубили. Мы увернулись, лишь каменной крошкой посекло. Однако снайпера все равно сняли. Удачно все сложилось.

БОЕВОЕ ВЕЗЕНИЕ

И такого разного хватало. Раз мы прошли железную дорогу перед поселком, уже названия не упомню, и тут на нас сзади вылетает украинский БТР, на ходу разворачивает башню и давай нас «поливать». Однако, что-то там у него заклинило, и он не мог опустить стволы ниже – так над головами и «выкосил» посадочку. Далеко, правда, не уехал, спалили его сразу.

МИРНАЯ ЖИЗНЬ

После Дебальцево я продолжил службу в нашем обмо. Служил в 2015-2016 годы. Потом отец заболел и по семейным обстоятельствам мне пришлось уволиться. Однако отца спасти не удалось – рак. Я опять восстановился в 2017-м, а окончательно ушел на пенсию в 2020-м. Вот такие у меня две войны остались за плечами.

15.02.2021 - 15:20