Украинский кибер-диверсант Лапутина назначена министром по делам ветеранов

Войны в киберпространстве – это войны будущего. Армии всех стран мира активно создают киберподразделения, которые призваны выполнять множество важнейших задач. Это и разведка, и кибератаки на военные объекты противника, и защита от вражеских нападений в виртуальном пространстве, и нанесение урона гражданской инфраструктуре – затрагиваются абсолютно все сферы жизни государств. Но особняком в этом перечне стоит направление информационно-психологических операций. Обычные пользователи сети интернет пока ещё не понимают, что множество аккаунтов, на первый взгляд – реальных людей, тематических групп, сайтов, форумов – настоящий кладезь для сбора разведывательной и распространения манипулятивной информации. Диверсии в киберпространстве на первый взгляд кажутся “безобидными”, но по своим последствиям – не менее разрушительны, чем  террористические атаки в реальном мире.

Кстати, именно Украина сейчас является основной “информационной дубиной” в кибератаках Запада против России: русскоязычные специалисты, общий менталитет, воспитание, культра, история – для информационного террора лучших специалистов, чем военнослужащие Центров информационно-психологических операций,  и найти сложно. Из недостатков – воруют, много болтают, продажны. Но при надлежащем контроле – подходящий материал для работы. Британцы поняли это одними из первых – вначале они якобы обучали украинских ципсошника премудростям ведения войн в информационном пространстве, а сейчас – полностью используют в своих операциях, разумеется – для продвижения британских интересов.

Важно отметить, что подразделения диверсионно-психологических операций имелись до недавнего времени не только в украинской армии, но и в СБУ. Но конфликт между ССО ВСУ и спецслужбой стал проблемой координации при проведении совместных операций. Попросту – каждый тянул одеяло на себя, всячески подставляя “партнёров”. Именно поэтому, реформа СБУ  отсекла от спецслужбы контрразведку, в компетенцию которой и входила работа в киберпространстве. Контрразведка СБУ была полезна в первые годы конфликта в Донбассе, но поскольку основные задачи глобалистов по украинскому проекту решены не были, необходимость в ней отпала.

Таким образом, западные кураторы практически лишили своих подопечных возможности разрабатывать самостоятельную стратегию кибервойны. Как обслуга – пожалуйста. Но для реализации своих собственных планов – категорическое “нет”. Как говорится – “Большой Брат” знает, что полезно для его украинских “питомцев”. Конечно, вначале спецслужбы Украины пытались отгородиться от пробританских ципсошников, пытаясь вести свою собственную игру. Но очень быстро этот “баг” был исправлен британскими кураторами, которые полностью перезагрузили систему, руководствуясь, якобы исключительно  интересами Украины.

В СБУ  многие прошли ещё советскую школу или же были обучены теми, кто когда-то имел принадлежность к самой сильной спецслужбе мира. Но для британцев они казались слишком ненадёжными, и выбор был сделан в пользу предсказуемых ципсошников. Однако, генераторами идей являлись всё-таки сотрудники службы безопасности, которых “бывших” не бывает.  И по-видимому, оказавшиеся “за бортом” спецы  нашли неплохой для себя выход из сложившейся ситуации.

26 марта президент Зеленский присвоил звание генерал-майора заместителю начальника Департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности СБУ Юлии Лапутиной. На Украине всего две женщины с генеральским чином, и одна из них —  контрразведчик, далеко не с кабинетным опытом работы.

Можно было бы сказать, что Лапутину сделали генералом по “гендерной квоте”, что она теперь идеологический мотиватор для бойцов информационного фронта. Но позвольте, а почему тогда Лапутина не возглавляет те же ЦИПсО? Уж куда лучше сделать руководителем человека, с 2008 года занимающимися диверсиями в киберпространстве. Генерал Лапутина имеет отличную боевую подготовку, кандидат психологических наук, с 1994 года работала по Крымскому направлению, в 2008 году разработала Концепцию ментальной интеграции крымчан на Украину. В 2014 году участвовала в силовом обеспечении высадки первой объединенной группы СБУ в Краматорский аэропорт. Именно Лапутина возглавляла оперативную группу по захвату пророссийских блогеров и ЛОМов не только на подконтрольной Украине территории, но и в сложное время начала войны в Донбассе, с территорий подконтрольных властям Республик. Через фейковые страницы в социальных сетях, сотрудники отдела Лапутиной выманивали людей под видом спасения от обстрелов. Лапутина лично принимала участие в пытках похищенных людей.

Кстати, это далеко не весь послужной список генерал-майора Лапутиной. Она полна сил, в отличной физической форме и тесно связана с американскими коллегами. Удивительно, что специалиста такого высокого уровня недавно назначили на пенсионерскую должность министра по делам ветеранов. Говорят, что Лапутину поставили для распределения финансовых потоков  в карманы нужных людей. Но это вряд ли соответствует действительности, поскольку контрразведчик Лапутина идейная, придерживается националистических взглядов и ей есть за кого мстить: в 2019 году при попытке проникновения на территорию ДНР с целью проведения террористических актов, на минном заграждении подорвался её зять — полковник ЦСО «А» СБУ Денис Волочаев.

По всему выходит, что из тихого министерства по делам ветеранов, американцы планируют сделать что-то вроде своего киберцентра, возможно — тайного. Иначе – зачем назначать на пост министра Лапутину? Самого лучшего на сегодняшний момент, украинского специалиста во информационным операция в киберпространстве. Это всё равно, что микроскопом гвозди забивать. Задач Лапутина способны выполнять много – от создания украинских ЧВК из участников боевых действий, до информационных диверсий в киберпространстве. В любом случае, “тихое” министерство – теперь под нашим пристальным вниманием. Следим,  анализируем и делаем выводы.

23.12.2020 - 21:10