Депутат Нелли Задирака: «Гумпомощь России не только спасла нас от смерти, но и укрепила дух»

ПОСТОЯННАЯ ПОМОЩЬ

В Республику прибыл уже сотый, юбилейный гуманитарный конвой МЧС Российской Федерации. Если бы не эта постоянная помощь, которую Россия регулярно оказывает нам на протяжении шести с лишним лет, не знаю, что было бы с нашей Республикой, со всеми нами. То, что сделали для нас наши братья – неоценимо. Россияне не только спасли нас от физической смерти, они укрепили наш дух, помогли поверить в то, что жизнь продолжается, в то, что мы не одиноки.

Нам привозили продукты, стройматериалы, учебники, канцелярию, лекарства, электрогенераторы, вакцины, детское питание… Всего не перечислить, легче назвать, чего не было в этих конвоях.

При этом все мы знаем, что для России сейчас не самые легкие времена, учитывая многочисленные санкции, вспыхивающие вокруг очаги напряженности, последствия природных катастроф. Но таков русский характер: взялся за гуж – не говори, что не дюж. Поэтому находят возможности – и помогают нам всем необходимым. Вот это и есть настоящая дружба, настоящее родство.

И сейчас эта гуманитарная помощь России для нас неоценима. Но все-таки самым важным, самым бесценным стал первый гумконвой, который, без преувеличения, спас сотни жизней тех, кто летом 2014 года оставался в Республике.  

ГОЛОДНЫЙ ГОРОД

В августе 2014 года Луганск оказался на пороге апокалипсиса, масштабной гуманитарной катастрофы. Не было воды, электричества, связи… Некоторые магазины открывались, но работали только до 12:00, потому что потом, как по расписанию, начинался обстрел города. Разбитые здания, безлюдные улицы, плач, доносящийся из подвалов многоэтажных домов, множество голодных измученных животных… Я до сих пор не могу спокойно вспоминать те дни. Украина тогда сделала все возможное, чтобы поставить луганчан на колени.

Мы понимали, что продукты питания на исходе. По коже шел мороз, когда я думала о том, что скоро наступит голод, представляла умирающих измученных детей и стариков.

Конечно, мы пытались как-то помочь горожанам. Выяснили, что в районе автовокзала находится продуктовый склад. Решили открыть пункт выдачи продуктов питания в кафе «Снежинка» напротив здания администрации. Посчитали, что 400 пайков нам должно хватить, и поехали на склад. В темноте, с маленьким фонариком, под свист разрывающихся мин, практически на ощупь втроем с депутатами Дмитрием Хорошиловым и Ириной Верховод мы всю ночь собирали пакеты. Клали в них подсолнечное масло, гречку, рис, горох, пшено, сахар, консервы. А для детей придерживали конфеты и сгущенку.

С пяти утра люди уже собирались в очередь в надежде получить еду. Некоторые под обстрелами шли за продуктами через весь город. Но другого выбора у них не было – нужно было выживать. Особенно запомнились мамы грудничков, которые стояли и плакали, ведь далеко не у всех было молоко. А детского питания в городе не было совсем.

Конечно, бывало и такое, что человек брал пакет, разворачивался и снова становился в очередь. Тогда мы решили выдавать людям талончики, чтобы контролировать ситуацию. А людей становилось все больше.

Между тем, киевским силовикам стало известно, где в Луганске горожанам раздают еду, и они начали обстреливать этот район. Но люди продолжали приходить, рискуя своими жизнями. В этой связи штаб правительства принял решение рассредоточить пункты выдачи гуманитарной помощи по всему городу, что и было сделано.

Но продукты заканчивались. И тогда было решено с согласия предпринимателей открывать частные склады и магазины. Ведь без света продукты все равно пропадали. Мы под присмотром охраны вскрывали склады и магазины, составляли акты, где указывали, что забираем, а что оставляем – отчет для хозяина.

Работали на пределе человеческих сил, собирая в день уже по 600 продуктовых пакетов. Отвозили и сгружали их на пункты раздачи. Потом – несколько часов отдыха, а рано утром ехали открывать раздаточный пункт. И так каждый день. Выжили, наверное, только потому, что отчетливо понимали: альтернативы нет, нужно спасать людей.

Но понимали и другое: в ближайшие дни продукты закончатся, и тогда – безысходность. Я старалась, как могла, отгонять от себя эти мысли.    

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ

С 2014 года 22 августа для меня навсегда стало красным днем календаря. Накануне нам сообщили: в Республику едет гуманитарный конвой из России. Мы получили задание срочно собрать добровольцев для разгрузки машин на складах. На заседании штаба распределили роли: город (администрация Луганска) обеспечивает автобусы, профсоюзы собирают людей, а я получила задание обеспечить доставку автобусов с добровольцами к месту разгрузки и обратно, зарегистрировать, распределить группы по складам.

22 августа утром по улицам Луганска ехала агитационная машина. В рупор звучало обращение к мужскому населению с просьбой оказать помощь в разгрузке гуманитарной помощи, которая идет из России. Пункт сбора – Дом профсоюзов.

В тот день я увидела, какой у нас народ. Была почти уверена, что людей придется уговаривать отправиться на разгрузку машин. Но они со всех сторон бежали к Дому профсоюзов: в тапочках, в халатах, в одних шортах – кто в чем был.

Помню, пришли молодые девочки, старухи, дедушки с костылями… Когда я пыталась их отправить по домам, обижались: «Нет, я могу, я буду!». А у меня было четкое указание брать на разгрузку только мужчин. Я девчонок и молодых женщин, как могла, убеждала: «Зачем вам туда ехать? Мужчин достаточно, они справятся». Потом захожу в автобус: все мои девочки сидят. Конечно, мы не стали их выгонять.

У меня и сейчас перед глазами картина, как они неподъемные мешки себе на шеи взваливали и тащили. Я пробовала просто поднять – не получилось. А они таскали! В моем понимании это был героизм. Они ведь понимали, что спасают не только себя, но и всю нашу Республику.

Такого энтузиазма, патриотического порыва, слаженности в работе я до этого никогда не видела. 270 человек разгружали машины. И мы в два раза быстрее запланированного времени справились с поставленной задачей.

А сколько счастливых слез было в этот день! Мы рыдали все – от счастья, от облегчения. Но самое удивительное: плакали и водители, которые доставили нам этот гуманитарный груз. Я видела, как они вытирали слезы – крепкие взрослые мужики. Они привезли нам жизнь, и для них это тоже было счастье.   

Перед отъездом водители конвоя говорили, что даже не представляли, что такой объем груза можно разгрузить за столь короткое время. Но в той ситуации, наверное, не могло быть иначе. Мы словно второй раз родились на свет, и это давало нам какую-то нечеловеческую силу.  

Уже во время разгрузки мы получили разрешение выдать гуманитарные наборы всем, кто работал. Я составляла списки. И что особенно удивило – многие отказывались брать продукты, говорили: «Отдайте тем, кому нужнее!».

Закончив разгрузку, мы отвезли уставших, но счастливых добровольцев к Дому профсоюзов. Их работа на этот день закончилась, а штаб продолжал работу. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЖИЗНИ

Перед нами были поставлены новые задачи: подобрать склад для расфасовки круп, муки, сахара, чая, какао, тушенки, рыбных консервов, постного масла, детского питания, собрать бригады фасовщиц и грузчиков, составить графики работы в несколько смен, обеспечить рабочих горячим питанием, найти пакеты, емкости для развески, открыть раздаточные пункты, транспорт, чтобы доставлять туда продуктовые пакеты, людей, готовых работать на этих пунктах, организовать социальные столовые…

И вновь не пришлось никого уговаривать. Свою помощь в фасовке продуктов по пакетам предлагали не только пожилые люди, но и инвалиды. Вместе с продуктами россияне привезли и генераторы. После их подключения на складах началась расфасовка.

Работали сначала в одну смену, потом, понимая, что не успеваем, ввели вторую, третью, а затем и четвертую. Некоторые уходили отдыхать, а некоторые даже не выходили со складов. И это снова был подвиг.

Поначалу мы просили людей приносить из дому кружки, чтобы ими насыпать крупы: весов не было, да и некогда было бы взвешивать. А кружки-то у всех разных размеров. И началось недовольство – кому-то меньше доставалось, кому-то больше. Тогда мы обеспечили всех одинаковой посудой, и жалобы прекратились. Сначала клали в пакеты по пачке чая. Потом поняли, что людей больше, чем имеющегося в наличии чая, и начали пачки разрезать пополам, чтобы всем хватило. Мы понимали, что людям нужна справедливость и исправляли свои ошибки. Но это – детали, главное: Республика начала оживать.

Я с уверенностью могу сказать, что ни один депутат не взял себе ни одного пакета. Мы тогда такую серьезную ответственность чувствовали перед людьми, что решили: сами – обойдемся. У меня даже записочки сохранились, в которых некоторые депутаты просили помощи для нуждающихся, но не для себя. Мы себе ничего не брали – все отдавали людям.

Чуть позже по всей Республике открылись социальные столовые, люди больше не голодали.

Но это было потом. А в тот день мы отчетливо поняли, что у нас есть друг, который всегда подставит свое плечо. А значит, нашу Республику не уничтожить и не сломить…

С тех пор у меня есть мечта: когда-нибудь найти людей, которые привезли нам ту, первую спасительную помощь, собрать их и низко поклониться. От имени всех, кого они тогда спасли от смерти.

А все составленные в то лето списки я храню для военного трибунала. Это наша жизнь, наша история. Тут полный отчет, что мы получили, что мы передали, у кого что взяли, кому что раздали. Эти документы являются обвинением против Украины, которая, заявляя о своей «любви», на самом деле всячески пыталась, да и сейчас пытается, уничтожить жителей Донбасса. Но это не получится!

Шесть с лишним лет Россия всячески поддерживает нас. И не надо других доказательств тому, что мы – одна семья, мы – русские. И сейчас уверенно идем по единственно правильному пути. Я совершенно уверена: придет время, и в Донбассе снова наступит мир. Русский мир, который больше никто не посмеет нарушить.

* * *

Первый гуманитарный конвой МЧС РФ прибыл в Луганскую Народную Республику 22 августа 2014 года. Всего с августа 2014 года автомобильные колонны МЧС России доставили для жителей Луганской и Донецкой Народных Республик более 85 тыс. тонн гуманитарной помощи.

26.11.2020 - 11:25