С верой в перемены. Пос. Голубовское

«Рад, что разведение сил помогло уменьшить обстрелы», — сказал на днях второй «президент мира», посетивший оккупированную вооруженными формированиями Украины часть Донетчины. Правда, радость эту не разделила с Зеленским семья 25-летней горловчанки Мирославы Воронцовой. Мины были сброшены 9 апреля с беспилотника на дома частного сектора.

Молодая женщина, которая не успела даже создать свою семью, скончалась по дороге в больницу.

Также не разделили радость украинского президента и родные 80-летней жительницы поселка Голубовское Марии Андреевны Вольгиной. У женщины, всю жизнь проработавшей на Украину, воспитавшей двух прекрасных сыновей, Киев отобрал жизнь, обстреляв ее дом из крупнокалиберной артиллерии 1 апреля. В ночь на 2 апреля от тяжелых ранений старушка умерла в больнице.

У обеих погибших женщин было украинское гражданство. Наверное, у киевских властей не уготована иная участь для «граждан их страны», кроме как истребление.

ОТЧАЯНИЕ

Так одним словом можно описать настроение жителей соседнего поселка Донецкий, в который тоже 11 апреля прилетали «подарки» от украинских вояк. Подробности рассказала заведующая сектором по жизнеобеспечению поселка Донецкий Ольга Кобзарь.

— Где-то в полседьмого утра началось. Сначала вдалеке слышались разрывы, а потом все громче и громче. Уже было понятно, что бьют по центру поселка. В это время женщина на рынок шла, так в воздухе снаряд взорвался, она под забор и упала.

Пострадал дом 83-летней Галины Дмитриевны Задорожней. От интервью она отказалась, потому что уже не верит, что это чем-то поможет.

— Ну что я буду говорить, толку от этого никакого, — передала слова хозяйки дома Ольга Кобзарь. — Она раньше и интервью давала, общительная очень. Галина Дмитриевна — старожил нашего поселка, мы к ней часто обращаемся по нашей истории. Но люди уже потеряли всякую веру. Если бы та сторона нас слышала… Ведь когда Зеленский пришел, была какая-то надежда на мир, что будут выполняться договоренности. Думали, что его душа содрогнется, ведь у него есть мать, есть дети. Но начало этого года было очень «активным.». Мы в 2017 году так не боялись, как сейчас. До выборов Зеленский обещал мир, но, увы, истина совсем другая.

Ольга Кобзарь отмечает, что настроение у жителей поселка пессимистичное, потому что люди не видят ни конца, ни края обстрелам.

— Даже насколько я сама по себе оптимист, и то, после того как сама 11 апреля попала под обстрел, в груди все сжимается, слово сказать не можешь.

Но, конечно же, самая главная ценность для поселка — это его дети. Школьники Донецкого, как и их сверстники по всей Республике, перешли на дистанционное обучение. Заведующая сектором по жизнеобеспечению отмечает, что так даже спокойнее за детей, потому что школьный автобус, доставляющий детвору в кировскую школу, многократно попадал под обстрелы.

— Но у детей есть желание учиться. При этом сколько общаемся с ними, многие, видя разрушенные дома в поселке, хотят стать строителями. Юристом никто не хочет быть, хотят созидать и строить.

С ВЕРОЙ В ПЕРЕМЕНЫ

«Ой, знала б, что гости будут, стол бы накрыла!» — встречала 13 апреля луганских журналистов у калитки своего дома на улице Молодежной в поселке Голубовское Валентина Чернышёва.

Совсем маленького роста 78-летняя Валентина Лаврентьевна излучает невероятное человеческое тепло, что непроизвольно возникает желание прижаться к ее морщинистым рукам и вспомнить, как это — быть внучкой. А ее силы духа хватило бы на целый взвод солдат.

11 апреля ее дом стал одним из двух десятков в поселке, обстрелянных украинскими силовиками. Их главнокомандующего Зеленского маленькая женщина называет не иначе как клоуном.

— Как был клоуном, так и останется. И ничего он не сделает, потому что его никто не слушает, — говорит Валентина Лаврентьевна. — Стреляют днем и ночью. Это я к вам сейчас вышла на улицу, а то в доме все время сижу. А позавчера (11 апреля) что было! Это ж слава богу, что хорошо все кончилось.

Огонь из БМП по поселку открыли рано утром в субботу. В доме Валентины Чернышёвой снаряд пробил крышу — потолок и осколки посыпались на кровать ее сына и невестки. К счастью, они уже встали, что их и спасло.

— Теперь хоть мои родичи на Черкащине поверили, что действительно нас Украина обстреливает, а то кричали, что мы виноваты, — рассказала женщина.

С января 2015 года окна в доме Валентины Лаврентьевны затянуты пленкой. Тогда по Голубовскому нещадно били из «градов». Но хозяйка дома не спешит вставлять стекла, потому что считает это бессмысленным.

Под звуки бесконечной канонады Валентина Лаврентьевна мечтает почаще видеть внуков и правнуков, которых разбросала по миру война.

— Живем и не знаем, когда оно закончится и чем. А раньше как у нас хорошо было: смех везде детский, молодежь у реки песни пела, а теперь даже лягушки не квакают.

Напротив дома Валентины Чернышёвой рос огромный клен метра 2,5 в обхвате. От могучего дерева остался лишь метровый пень, на котором жители Молодежной организовали своеобразную экспозицию из осколков и частей снарядов, которые прилетали на их улицу.

— Это дерево часто спасало наши дома, все осколки на себя принимало, — рассказала старушка. — Это все, что от него осталось, все снарядами побило.

На просьбу об интервью откликнулась и соседка Валентины Лаврентьевны Юлия Ерунова. На улицу вышла молодая женщина, тоненькая, как тростиночка, со звонким голосом. Она вынесла показать осколки от снаряда, который 11 числа попал в ее дом.

— Мы не сразу увидели, что к нам во двор тоже попали. На следующий день заметили, что осколки стали появляться. Оказалось, они застряли в дереве, а потом стали падать, — рассказала Юлия. — Страшно, конечно, было. В окно смотрим, у соседей ветка полетела, опять бахнуло -соседям в крышу прилетело. Огни летят кругом, дымит.

Юлия с мужем воспитывают дочку Танечку. Девочке всего 4 годика, и она не знает жизни без войны. Родители придумывают разнообразные развлечения, чтобы отвлечь Таню от войны.

— Как стрельнут, говорим, что это соседи ковер выбивают. Она на нас смотрит, и если мы спокойные, то и она спокойна, а если мы паниковать начинаем, то и дочка волнуется. Стихи любит рассказывать. Поэтому, как стрельба, мы ее сразу просим новый стишок рассказать. Мультфильмы и развивающие программы любит смотреть. А еще у нас дома целый зоопарк, который тоже помогает успокаиваться. Кормим собак, котят, проверяем, выросли ли у щеночка зубки.

На вопрос, почему Юлия с мужем не уехали из поселка, она задает встречный: «А почему я должна покидать дом, построенный моим дедом?».

— Да, страшно, но это наша Родина, и мы не собираемся ее бросать, — подчеркивает молодая женщина. — На Украине кричат, что они патриоты. Какие же они патриоты, если к нам с оружием пришли? А мы на своей земле. Только вот хотелось бы, чтобы Зеленский лично ощутил то, что чувствуем мы и наши дети, чтобы он на себе испытал те «подарки», которые мы находим каждый день.

В результате боевых действий Голубовское, входившее в состав Попаснянского района, с 2015 года в составе города Кировска. Юлия Ерунова работала в сельсовете и вспоминает, с каким воодушевлением жители всего района шли на референдум в 2014 году. Сейчас Попаснянский район оккупирован украинской армией, и Юлия даже боится представить, что было бы, если бы и ее родное Голубовское осталось на той стороне.

— Наши люди были позитивно настроены и хотели перемен. На референдуме, на выборах у нас было не протолкнуться. Люди не хотели, чтобы было, как в Киеве, -отметила Юлия.

Заведующая сектором по обеспечению жизнедеятельности поселка Голубовское Алла Крючкова собирает осколки и части снарядов, выпущенных по домам мирных жителей киевскими силовиками. В ее страшной коллекции снаряды от БМП, разорвавшиеся противотанковые управляемые ракеты, минометные осколки и многое другое. Все это будет передано в музей города Кировска.

— Поселок наш страдает практически каждый день. 11 апреля начали бить рано утром, и не прекращалось это почти четыре часа. Пострадал 21 дом, — рассказала Алла Крючкова. — Жить, конечно, очень тяжело, но мы держимся, поселок свой мы не оставим. Мы верим, что настанет мир! Русский мир!

Оксана ЧИГРИНА,
фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА

22.04.2020 - 16:43