Освобождение Дебальцево. Ветеран-афганец: «Мы их духом взяли»

В пятую годовщину завершения Дебальцевско-Чернухинской операции воспоминаниями о тех событиях поделился старший прапорщик Народной милиции ЛНР, ветеран Афганистана, бывший шахтер Игорь Вочканов.

АФГАНСКОЕ КРЕЩЕНИЕ

Родился Игорь в 1965 году в городе Гремячинск Пермского края. Закончив восемь классов, пошел учиться в горное училище. После три месяца проработал в шахте, откуда весной 1984 года был призван в Советскую армию. После пяти с половиной месяцев в учебке в Литве командир БМП-2 Вочканов прибыл в дислоцировавшийся в Кабуле 317-й гвардейский парашютно-десантный полк легендарной 103-й Витебской гвардейской дивизии ВДВ.

«Афган. Я не жалею ни о чем совершенно. Все было нормально, в принципе, весь Афганистан прошел, три раза представлялся к награждению», — вспоминает Игорь.

«Сопровождали колонну в Кандагар и случился подрыв машины — меня выбросило взрывной волной, а мой экипаж погиб. Повезло, что вылетел вместе с автоматом, «лифчиком» (разгрузочный жилет для боеприпасов и снаряжения — все примечания ЛИЦ) и со всем этим самым. О скалы сильно ударился так, что перебил копчик. Больно так, что слов нет, но идет бой, — я успел заползти за камни и тут на меня выходят «духи» (моджахеды). Ну, что делать — принял бой, пять «духов» положил. Мне тоже досталось: прилетело в ногу, пулевое ранение, и осколок под глаз. Это не считая контузии. Наши «духов» отбили от колонны, и меня ребята вытащили, отправили в госпиталь. Пролежал в госпитале один месяц, а когда меня решили отправить в Союз, то я сбежал к себе в часть. К тому моменту я прослужил восемь месяцев. Это все случилось в 1985 году, а в феврале 1986, как раз в самый мой день рождения, с формулировкой «за принятый бой с превосходящими силами противника» мне вручили орден Красной Звезды», — рассказывает он.

ВТОРАЯ РОДИНА

После демобилизации Вочканов вместе с семьей перебирается в Ростов-на-Дону, а оттуда, вместе с молодой женой переезжает в Луганск.

«Своей Родиной, второй родиной, я считаю мой Донбасс. Работал в шахте проходчиком, в шахтостроительном управлении, потом до самой пенсии в шахтоуправлении «Луганское». В 2006 году вышел на пенсию. Итого у меня 20 лет подземного стажа, из них – 17 с половиной на проходке», — подчеркивает ветеран.

ВТОРАЯ ВОЙНА

Когда в Киеве произошел государственный переворот и Донбасс ответил майдану стихийными митингами, Вочканов не стал отсиживаться на пенсии, а принял в этих процессах самое непосредственной участие.

«Когда начались стихийные митинги в Луганске, «афганцы» стали собираться еще с февраля месяца 2014 года. Потом, когда брали здание Луганского областного управления СБУ, я командовал постом «ВДВ-ДШБ» (в последствии — Станично-Луганский батальон «ВДВ-ДШБ»). После взятия СБУ перешел в батальон «ВДВ-ДШБ», где проходил службу до октября месяца. Там мы закрывали Станично-Луганское направление, вели бои за Хрящеватое и за аэропорт», — вспоминает он.

ПОДАРОК ДЕНЬ ВДВ

2 августа 2014 года, в День ВДВ, как настоящий десантник Игорь сделал себе значимый подарок – подбил танк ВСУ.

«Это было 2 августа, как раз в День ВДВ. Со мной было еще четыре человека, когда из аэропорта на нас вышли два танка и двинулись в сторону Хрящеватого. Мне повезло, и я с одного, первого выстрела из РПГ-7 (ручной противотанковый гранатомет) подбил танк. Действительно мне повезло, что я попал, и он нас не расстрелял. Правда, мы его не добили, только, скажем так, ранили этот танк. Он задымился, зачадил, но второй танк его зацепил на прицеп, они сделали по нам по выстрелу, но не попали и уползли назад», — рассказывает Игорь.

НАС ТАМ НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ

25 октября батальон «ВДВ-ДШБ» ушел со Станицы, и к 7 ноября Вочканов был зачислен в батальон отдельный батальон материального обеспечения (обмо) активно формировавшейся тогда Народной милиции на должность командира взвода. В это время полным ходом шла подготовка к Дебальцевско-Чернухинской операции.

«В Дебальцево сначала мы заходили на Вергулевку (шахта «Вергелевская» в поселке Вергулевка возле Брянки). От нас с обмо пришло 57 человек. Мы там не должны были быть, но как добровольцы мы пришли. Первый бой приняли на железной дороге у шахты 14 февраля. Отсекали отходившего в Дебальцево противника. Там выстрелом снайпера в голову был убит наш товарищ, зампотех батальона. Потом мы 15 февраля заходили в поселок Восьмого Марта, ночь просидели в садике, а 16 утром мы двинулись уже в Дебальцево. Там, кстати, в первый и последний раз видел (Александра) Захарченко в те дни главу ДНР, командовавшим донецкими бойцами. С того направления мы заходили первые, со стороны Восьмого Марта через депо в Дебальцево. Там были с 16 по 19 число. Бои очень тяжелые, у нас сразу был убит командир роты, плюс девять раненых. Потом еще двое погибших и двое раненых. Бои были тяжкие, особенно в центре, один раз украинский снайпер держал нас два часа в центре города. Потом уже вышли на позиции украинской армии – это 17 февраля мы вышли, 17-18 освобождали эти позиции, тоже бои были очень серьезные», — вспоминает Вочканов.

КАК В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ

«Бои, как самИ по себе, мне не впервой, а вот один эпизод четко запомнился. Когда мы заходили в Дебальцево, то первыми встретили одного гражданского мужчину, бежавшего к нам с криком: «Ребята, помогите!». Оказалось, украинский снайпер убил его жену. Они просто шли по дороге, видимо, пытались выйти из зоны боевых действий, когда женщина вдруг рухнула, убитая наповал одним выстрелом. Что, снайпер в прицел не видел, что это гражданские, что это женщина?! Местные потом рассказывали, что когда украинская армия заходила в поселок, то они кидали гранаты в подвалы. Вот такие героические освободители! Когда мы зашли в Дебальцево, то увидели, как гражданские сидят во дворах, жгут костры, словно во времена блокадного Ленинграда, варят какую-то похлебку. Ни света, ни тепла нет. «И что, — говорю. -Рассказывайте, как вам жилось при украинской армии?» «Ну, как, — говорят. — Хлеба кинут и уходят. Хотите, ешьте сразу, хотите – на неделю растягивайте, типа, это вам. А кто с ними сотрудничал – тех нормально кормили», — рассказывает военнослужащий.

БРОСИВ УМИРАТЬ СВОИХ РАНЕНЫХ

Больше всего ветерана поразило то, что киевские силовики не просто бежали, а драпали, бросив умирать своих раненых.

«Когда мы зашли на позиции «укропов», то я поднял сумку командира, планшет, а в нем флаг украинской бригады из Запорожья. В общем, отступали так, что бросили даже флаг и документы. Да что флаг! Когда они отступали, то бросили своих раненых, которые позамерзали, истекли кровью. Они их не забрали, бросили и убитых, и раненых! Забрали самые ценные вещи и позорно драпали. Это им дали коридор, и они 18 февраля ночью ушли. Когда мы вошли, то в зоне ответственности нашего подразделения никого живых уже не было. Кровью истекли, замерзли, были раненые, обгорелые, отдельно лежали трупы», — негодует Вочканов.

«Их позиции были оборудованы капитально. Блиндажи, все как положено, траншеи вырыты, все фортификационные сооружения, словно в Первую мировую (войну). Местных, кстати, сгоняли, заставляли рыть. И вооружение у них было капитальное. Я видел танк, его разворотило так, что гусеницы лежали метров 50 друг от друга, в первый раз такое видел. Башня лежала фиг знает где. Нашли памятки «Как вести себя в плену», у них были даже такие памятки. Сорванные шевроны, чего только не было, даже письма детей адресованные «захыстныкам» (защитникам)», — вспоминает он.

ДВА ЮБИЛЕЯ

Там же в Дебальцево Вочканов встретил свой пятидесятилетний юбилей.

«Меня командир отправлял домой 18 февраля, у меня же юбилей был – 50 лет, но я не пошел. Сказал, что ребят не брошу, тех с кем пришел. Спасибо им, что мне помогли и я остался жив в этой мясорубке. Вообще у меня два юбилея было таких военно-знаменательных: это двадцатилетие в Афганистане и 50 лет, отмеченные в Дебальцево», — смеется он.

ДУХОМ ВЗЯЛИ

«Если бы мы Дебальцево тогда не взяли, нас бы разрезали пополам, расчленили и по очереди добили обе республики Донбасса. Просто задавили бы по отдельности. Поэтому Чернухино-Дебальцевская операция нужна была как воздух. А вот для Украины, я думаю, Дебальцево – это был страшный позор и полное фиаско. В каком уставе, в каком военном учебнике вы прочитаете, чтобы штурмом вчерашних ополченцев был бы взят укрепленный район, защищаемый превосходящими силами кадровой армии? ВСУ превосходили нас по всем статьям – численности, вооружениям, тяжелой технике. Они были окопаны выше макушки и все равно бежали! Мы их духом взяли. Дебальцево – это сплошной украинский позор, который они скрывают и рассказывают теперь про российскую армию. Не было у нас никакой российской армии. Были мужики, взявшие оружие и погнавшие карателей так, что они даже раненых бросили умирать. Конечно, они этого признать не могут», — уверен Игорь.  

Ветеран-афганец служит и сегодня. За эту войну он награжден десятью правительственными и юбилейными наградами, включая медаль «За отвагу» II степени.

***

Подразделения Народной милиции ЛНР и Минобороны ДНР 23 января 2015 года начали активные действия по ликвидации Дебальцевского плацдарма, занятого киевскими силовиками. 18 февраля власти 2015 года ДНР объявили об освобождении Дебальцево от украинских карателей.

14.02.2020 - 09:32