Заявление министра иностранных дел ЛНР Владислава Дейнего

Вызывают недоумение тиражируемые украинскими СМИ рассуждения о причинах отказа представителей Украины от подписания в Контактной группе текста «формулы Штайнмайера». И если журналисты и другие, далекие от дипломатии авторы могут себе позволить рассуждать, не вникая в суть процесса, то для дипломатов это непростительно. Особенно для тех, кто имеет непосредственное к нему отношение.

Текст «формулы Штайнмайера» был «нормандской четверкой» согласован и направлен в Контактную группу. В этом согласовании, безусловно, принимал участие и представитель Украины Ермак. И на этом фоне абсолютно нелепо звучат рассуждения господина Пристайко о «техническом недоразумении» на переговорах в Минске 18 сентября и о его желании вносить в согласованный Украиной и направленный в Контактную группу для подписания текст какие-то изменения.

Время на обсуждение «формулы Штайнмайера» у Контактной группы было. Почти три года назад этот вопрос Контактная группа включила в повестку подгруппы по вопросам политического урегулирования. И с того момента украинская сторона заблокировала, по сути, работу подгруппы.

Длительное отсутствие прогресса побудило «нормандскую четверку» — орган, осуществляющий контроль за ходом Минских переговоров, — подготовить развернутый текст формулы и направить его в Контактную группу для подписания. И никакие «технические недоразумения» не могут объяснить отказ представителей Украины от его подписания в редакции, согласованной, в том числе и представителем Украины на консультациях 11 сентября политических советников глав стран нормандской четверки.

Или господин Ермак не имел таких полномочий – согласовывать текст формулы? Тогда что он там вообще делал? А если имел и согласовал, тогда о каких изменениях рассуждает господин Пристайко? Кстати, сам неоднократно в СМИ заявлявший, что формула Штайнмайера согласована Украиной.

Парадокс состоит еще и в том, что в период, когда Контактная группа получила в 2015 от нормандского формата «формулу Штайнмайера» для обсуждения, представители Украины отказывались не только обсуждать аспекты ее реализации, но и принимать к рассмотрению саму формулу, вплоть до отрицания ее существования. А сейчас, когда текст формулы направлен «нормандской четверкой» для подписания, Украина отказывается ее подписывать и рьяно рвется ее обсуждать. 

А тезисы, которые выдвигают представители Украины в обоснование такого рвения, прямо противоречат обязательствам, закрепленным ранее подписанными в Минске документами.

Похоже, мы имеем дело с ревизией ранее принятых решений. В таком случае, где реакция на это стран–гарантов минского процесса?!

Что же касается самого желания Украины возобновить обсуждения в политической подгруппе, его мы только приветствуем. С подписанием «формулы Штайнмайера» открывается широкое поле для поиска решения задач, направленных на ее имплементацию. Это и изменения Конституции Украины, предписанные Минскими соглашениями, и закон об особом статусе, редакция которого должна соответствовать обязательствам Украины, подписанным в Минске, и формирование специального законодательства, вытекающего из этого закона, в том числе проектов экономических и прочих соглашений между Донбассом и правительством Украины, и решение вопроса амнистии. Во всех этих и многих других вопросах необходимо в прямом диалоге на минской площадке найти компромисс между Донбассом и Украиной. Вот куда должна направить Украина свои усилия.

 

Министр иностранных дел ЛНР,

уполномоченный представитель ЛНР на минских переговорах

Владислав Дейнего