Авиаудар по ЛОГА. Журналист Олеся Потапова: «Для Украины жизни людей ничего не стоили»

В пятую годовщину авиационного удара ВСУ по зданию Луганской областной государственной администрации (ЛОГА) ЛИЦ публикует воспоминания очевидцев того трагического события, унесшего жизни восьми человек.

Рассказывает журналист Олеся Потапова, в 2014-м году работавшая редактором Луганской областной государственной телерадиокомпании .

В тот день, когда произошел авиаудар по Луганской облгосадминистрации, я, как и все предыдущие дни на протяжении нескольких месяцев, днем уделяла несколько часов, чтобы созвониться с коллегами из разных регионов Украины, которые хотели из первых уст узнать обстановку в городе.

Я помню, что днем 2 июня мне позвонил редактор канала «112 Украина», в апреле и мае 2014 года они еще достаточно объективно пытались подать информацию о том, что происходит в Донбассе. Я как раз находилась в монтажной аппаратной центральной телекомпании Луганска, где мы готовили очередной сюжет в утреннюю программу. Чтобы не мешать коллегам, я вышла из кабинета и, разговаривая по телефону, отправилась на улицу. И тут я услышала гул самолета, он был таким громким, что мой собеседник спросил у меня, что это. Я подняла голову, посмотрела на пролетавший самолет и продолжила разговор, объяснив, что я вижу.

Через несколько секунд я услышала грохот. Буквально сразу очень сильно запахло гарью. Первой мыслью было, что начался штурм здания СБУ, в котором на тот момент базировались основные силы ополчения. Что удар пришелся по зданию администрации, я даже не могла предположить. Я подбежала к забору телекомпании и увидела, как в противоположную сторону от центрального парка бегут люди, и поняла, что взрыв произошел совсем рядом.

Я выбежала с территории государственной телекомпании и, конечно, тоже побежала, но, как и любой журналист, побежала в противоположном от бегущих людей направлении, к предположительному эпицентру взрыва.

Я слышала, как едут скорые, кричат люди, плачут дети. Я не могла поверить, что все это происходит в центре Луганска, что все это происходит с нами. Я подбежала к администрации, когда уже подъехали первые скорые, вокруг лежали раненые и убитые. Я пыталась выяснить, чем я могу помочь людям, но врачи и волонтеры Красного Креста, которые как раз на момент взрыва были рядом, уже включились в дело и просили не мешать.

Я, как и еще группа собравшихся людей, просто стояла и смотрела на огромную дыру в здании, на отсеченные осколками ветки деревьев, на подъезжающую пожарную машину, милицию. Я даже не сразу сообразила, что нужно снять эти кадры – тот момент, который стал для многих теперь уже жителей ЛНР точкой невозврата. Событием, разделившим жизнь на до и после, взрывом, который дал осознание, что в Украине, патриотом которой ты был и любил ее всем сердцем, твоя жизнь ничего не стоит…

Конечно, я сняла первые кадры трагедии и помчалась заливать это видео в глобальную сеть Интернет. Почему-то у меня было мнение, что, если такое увидят люди, они поймут весь ужас и всю трагедию ситуации. Если увидят политики разных стран, то предпримут меры, и это будут на тот момент уже не первые, но последние жертвы данного конфликта.

Но ничего этого не произошло. Включив украинские каналы через несколько часов, я слушала версии про взорвавшийся кондиционер, про то, как ополченцы сами себя обстреляли, и прочие далекие от реальности версии. Еще несколько дней после трагедии я пыталась донести украинским коллегам, что это был авиаудар, но они отказывались мне верить. Именно в тот день я поняла, что началась война.

***

Штурмовик Су-25 украинских ВВС 2 июня 2014 года около 15.00 нанес удар по Луганской областной государственной администрации, предположительно, 80-миллиметровыми неуправляемыми авиационными ракетами С-8 и обстрелял здание из авиационных пушек калибра 30 мм. В самом центре города под обстрел попали здание Луганской ОГА, автостоянка перед ним и сквер имени Героев Великой Отечественной войны. Погибли восемь человек – трое мужчин и пять женщин. Осколочные ранения получили около 30 человек, некоторые из них были доставлены в больницы в тяжелом состоянии.

Среди погибших – занимавшая тогда пост министра здравоохранения ЛНР Наталья Архипова и Александр Гизай, являвшийся руководителем военно-патриотического объединения «Каскад», ветеран-афганец, один из опытнейших поисковиков Украины, историк и общественный деятель.

В отчете ОБСЕ за 2 июня 2014 года о трагических событиях говорилось довольно сдержано: «Вскоре после 15.00 ракеты поразили захваченное здание региональной администрации. На основании наблюдений представителей СММ, которые располагали неполными данными, удар был нанесен с использованием неуправляемых ракет, выпущенных с самолета. Количество жертв не установлено».

В официальном сообщении минобороны Украины, опубликованном вечером того же дня, говорится, что 2 июня по окраинам Луганска «работала армейская авиация и авиация Воздушных Сил ВС Украины». По данным министерства, около полудня удары по позициям луганского ополчения наносили штурмовики Су-25. Киевские силовики утверждали, что самолеты уничтожили два блокпоста «и удачно выполнили боевую задачу». После 15 часов, сообщало Минобороны, «работали вертолеты под прикрытием истребителей МиГ-29». «В результате профессиональных действий авиаторов ВС Украины три объекта боевиков уничтожены», — заявили тогда в ведомстве.

Позднее спикер «АТО» Владислав Селезнев утверждал, что ВС Украины не наносили удара по зданию Луганской ОГА. При этом подконтрольные Киеву СМИ стали распространять не выдерживающую никакой критики версию о том, что ополченцы ЛНР стреляли по самолету ВСУ из переносного зенитно-ракетного комплекса, однако ракета навелась на тепло кондиционера, находившегося на стене здания ЛОГА.

2.06.2019 - 09:24