Освобождение Дебальцево. Замкомроты: «Нас не покидал боевой дух, люди стояли до конца»

В четвертую годовщину завершения Дебальцевско-Чернухинской операции воспоминаниями о тех событиях поделился бывший заместитель командира четвертой роты второй бригады Народной милиции ЛНР Владимир Билиенко.

ДОБРОВОЛЬЦЫ

Я сам с Харькова, здесь (в Донбассе) я с 25 мая 2014 года. До этого я служил срочную службу в Афганистане, то есть являюсь ветераном боевых действий афганской войны, затем я дослуживал в правоохранительных органах, ушел на пенсию в 2005 году.

В Харькове состоял в организации «Русский Восток», в августе 2014 года мы попали в Луганск в составе подразделения «Дон». В сентябре 2014 года я вошел в четвертую роту второго батальона второй бригады (Народной милиции ЛНР) и был там замкомандира роты.

Когда была Дебальцевско-Чернухинская операция, отправляли на тот момент именно добровольцев. Первыми туда поехало 22 человека, а я отправился на следующий день после них.

Мы выехали, грубо говоря, ночью, немного заблудились, потому что когда выезжали был обстрел. Получили задачу отправляться под Калиново, там у нас была операция. Под Калиново на нашей стороне была посадка, овраг, возвышенность и за возвышенностью была уже территория, контролируемая украинскими военными. У нас были танки, наша ротная БМП, хотели БМП оставить в посадке, а танк выдвинуть на позицию, окопать его. Так как уже смеркалось и выводить технику на возвышенность в темное время нежелательно, мы приняли решение окопать технику. Танк окопали, укрепили и временно разместились на низине, развели огонь, а возвышенность не давала противнику видеть огни и то, что у нас происходило. Мы переночевали, а утром противник обстрелял наши позиции, которые по замыслу должны были находиться на возвышенности. Вот такое наше счастье случилось. После этого личный состав мы разместили подальше, вырыли капониры. Обстреливали нас в основном в вечернее время из 120-мм минометов.

ЧТОБЫ ОНИ НЕ ПРОШЛИ

После Калиново мы по плану перешли под Троицкое, там мы пытались сделать движение на Новозвановку, где находился опорный пункт украинской армии. Была у нас совершена операция в составе смешанного подразделения, там мы понесли потери. Наши бойцы попали в засаду, один из них – Александр Лигута – получил ранение, его могли вынести оттуда, но он посчитал нужным остаться и прикрыть отход (попавших в засаду защитников Донбасса). У Лигуты оставался пулемет, он попросил оставить гранаты, отправил сообщение жене и остался на позиции. Благодаря ему процент потерь среди наших бойцов был минимальный, достойный был человек.

После этого нас отправили на Чернухинскую птицефабрику, туда мы выезжали ночью, попали под минометный обстрел. Заехали на птицефабрику, часть пехоты осталась со мной, пару БМП и два танка, остальные поехали на Чернухинское направление. Там (на птицефабрике) были регулярные обстрелы в ночное и вечернее время. Мы были как резервное подразделение, выдвигались в Чернухино, выполняли там задачи и возвращались (на птицефабрику), выполняли задачи по блокированию противника, недопущению прохождения его дальше, держали оборону и потихоньку выдвигали его на дальние позиции.

Нас не покидал боевой дух, остался костяк, люди стояли до конца. Нас постоянно обстреливали, но никто не ныл, были тяжелые условия. Никто не хотел пропускать противников, чтобы они не пришли на эту землю.